19:14 

Imrail.


Битва на Сомме. Записки солдата.Прорыв. Часть вторая.

Танки сделали свое дело. Немцы были сломлены. Мы углубились на пять километров в оборону. Но все же пока особых действий не предпринимали. Сидели в окопах. Шли дожди многие заболели а позже умерли. Их хоронили прямо во время бомбежки. На нас спустилась белая пелена отчаянья. Мы не видели будущего, только смерти и оружие. 11 сентября умер Джон Уэлс, наш командир. Человек железной воли и храброго сердца. Ему было уже за пятьдесят. Он умер от последствий химического оружия, которого применяли враги. Умер быстро и его нашли за своим столиком спустя полдня. Вокруг его трупа была лужа крови, видно он отхаркивал ей. После этого события были попытки дезертирства. Но те кто успел убежать, скорее всего нашли смерть. От голода или холода. Наши ряды сильно поредели, из полка в пятьсот человек. Осталось не больше двух сотен. Израненных калек, контуженных и перевязанных с ног до головы. Патронов не хватало, еды тоже. Мы ждали нового наступления в двадцатых числах. Там можно было славно умереть, или выжить всем на зло.
Новым командующим нашего полка стал некий Бил Аронский. Молодой и как видно не опытный вояка. Он жил по приказам и соблюдал кодекс. Не знал, что война таких не терпит. Но позже стал героем, и великим солдатом. Как, вы узнаете позже.
Время медленно шло. Каждый день был равен году, ожидание нового боя томило нас. Мы протирали хладные штыки, пытались шутить, хотя это получалось плохо. Проходя по ямам укреплений, я видел лишь лица полные тоски, лица грязные, словно все солдаты только вышли из болота. А серые глубокие глаза говорили только о кончине.
Если смотреть на запад можно было увидеть выжженную земли. Горы трупов остатки от редутов и орудий. А на востоке были укрепления немцев. Они до сих пор верили, что отбросят нашу атаку и пойдут в контр – наступление. Хотя ничего не предпринимали. Обе стороны будто ждали, кто из них сделает ход первым.
Но. Антанта решила взять все в свои руки. И 25 сентября повела свои войска в бой. С криками “За Англию” мы ринулись на окопы и редуты врага. Нас то отбрасывали, но перешагивая через трупы мы шли вперед. А задачей была взять высоты между реками Сомма и Анкр. Но это было почти невыполнимо. Под пулеметный огонь и в рукопашных боях мы шли в бой. И вот когда потери были колоссальны, когда все потеряли надежду. Тот молодой командир возглавил атаку на одну из высот. В отчаянье мы ринулись за ним. И кровах боях, где рука уже не могла колоть, где в винтовке почти не было патронов. Антанта взяла верх. Это было 27 сентября 1916 года. Нас осталось два десятка. Почти все были ранены, воевать мог только я и еще двое Джонс и Палмер, два брата, и удача пока была на их стороне.
А Бил. Бил пал. Его проткнули штыком, но он продолжал биться. Плевал кровью, рубил немцев что было сил. Но смерть взяла и его.
И уже к середине ноября. Бои прекратились. Обе стороны были истощены. Потери были огромны. Война зашла слишком далеко. Победы не видел никто, хотя, Сомма проявила полное военное и экономическое превосходство Антанты. Англичан и Французов погибло куда больше чем Немцев и Австрийцев. Но у первых это были преимущественно слабообученные и малоопытные гражданские добровольцы. А у вторых воевал кадровый состав. И после десяти месяцев войны Тройственный союз потерял боеспособность, а вскоре перешел в оборону.
Я увидел конец Первой Мировой только в ноябре 1918 года. А те кого я знал, больше не вернулись. Никто не выжил, и даже братья Джонс и Палмер погобли в Сербии. И стали безымянными героями. Мир изменился, все обрушилось в один момент. Империи рухнули. Народ пошел против друг друга, но это была уже не моя война. Я уехал в Англию и тихо зажил в Лондоне. Пытался забыть ужас и смерть. Но память преследовала меня, и ночью я просыпался от страшных снов и картин. Эти четыре года, навсегда будут в моей памяти.

URL
   

War and Tales

главная