Imrail.


Наступил вечер. Холодный и железный туман вознесся над озером. Старик чей век подходил к концу вышел к берегу. Сколько времени он уже жил здесь, в глуши, забытый большим миром. Никто не сможет сказать. Эта тайна известна только ветру. Что часто навещал отшельника, и вторил звукам его гитары. Таким же протяжным и медленным, глубоким и грустным.

И в последний раз старый музыкант вышел поиграть, и насладиться красотой безымянных мест. В его сердце не было тоски, не было печали. Ни что не давило на грудь. Он был спокоен, пел и играл что хотел. А пел о любви и свободе, он полных кружках пива, о девушках чей шарм увлекал ночами. Под сладкие и прерывистые ноты гитары.

Его сухие пальцы ловко скользили по грифу, и в эти моменты старец оживал. Забывал о ужасных днях на "Новой Земле" здесь он был равен со всеми. Он мог идти куда угодно, никто не мог остановить его, никто не мог избить его, никто не мог унизить его, назвать "Нигером", и толстых белых полицейских здесь не было.

Мартин, такое имя он дал себе, любил гулять со своей шестиструнной подругой. Он была так же стара как ее хозяин, но даже старая гитара способна выражать чувства. Чувства без слов, чувства без лжи. Музыка говорила все как есть. Мартин играл уже часа два, может три, время как будто остановилось на миг, завороженное игрой. Он знал что это его жизнь, это его блюз. И не чей либо. Старец готов был биться за свою свободу до конца, как и в молодости. И именно поэтому Мартин потерял всех кого любил. В те далекие дни когда еще не было Доктора Кинга, когда только одна раса правила землей. Не своей землей. В те одни он остался один, а позже уехал на далекий остров. От проблем и несправедливости. И вот....Это был закат его эры... Он выходил к песку и воде в последний раз. Положив гитару у стула на которым сидел каждый день. Рыбачил или размышлял. Мартин пошел по причалу, там стояла его лодка. Синего цвета, обшарпанная и кое где пробитая. Нет, он не сядет в нее. Не в этот раз и не в следующий.
Подойдя к концу причала и посмотрев на свое отражение. Увидев там дряхлого и сухого человека, он напроч не хотел больше ждать смерти.
- Хей! Вот он я! - крикнул ей. Но ответа не было. Еще угрюмей стало на душе. Посмотрев назад и увидев старую лачугу, и больше ничего. И шагнул вперед. Это был край, конце его пути. Холодная вода поглотила старика. И последние что он чувствовал это было блаженство. Это была его жизнь, его блюз.

Вопрос: Понравилось?
1. Да 
0  (0%)
2. Хм...не знаю. 
1  (100%)
3. Нет. 
0  (0%)
Всего: 1

@музыка: @blus